www.pogodaiklimat.ru

СТАТЬИ

Юг Украины ожидает полупустынный климат во второй половине 21 века




Ректор ОГЭУ, профессор Сергей Степаненко: «Во второй половине XXI века мы приблизимся к полупустынному климату».

Автор: Записал Алексей Лосинец.

Из полуувлажненного климата, в условиях которого мы все еще живем сегодня, во второй половине XXI века мы перейдем к полупустынному климату на Юге Украины. Этот факт очевиден и научно обоснован.

По всем расчетам во второй половине XXI века водные ресурсы катастрофически уменьшаются. Сток рек на Юге Украины падает на 40 – 50 процентов. Сейчас он уже невысокий, а к этому прибавьте еще 40 – 50 процентов падения стоков.

При принятии региональной Программы по питьевой воде в Одесской области, была допущена ошибка. Основные средства предполагается вкладывать в водопроводы, а нужно их вкладывать в системы местной очистки и развивать подземное водопользование.

Мы мало знаем о наших ученых. Мы плохо осведомлены о том, над решением каких проблем они работают, какие идеи вынашивают, что предлагают властям и обществу, чтобы сделать нашу жизнь безопаснее и комфортнее. Да, в первую очередь, безопаснее.

Обо всем этом мне подумалось при первой встрече с ректором Одесского государственного экологического университета, доктором наук, профессором Сергеем Степаненко, когда я брал у него интервью по проблемам Куяльницкого лимана. Тогда мы только слегка коснулись темы глобальных климатических изменений, в условиях которых мы фактически уже живем. Как оказалось, эта тема настолько глубока, а проблемы, которые нас подстерегают в ближайшем будущем, настолько опасны, что впору бить в набат. Но ученые — не журналисты. Им нужны не сенсации, а исследования. И сегодня они работают на поколения, которые будут жить здесь и трудиться во второй половине этого столетия.

Впрочем, перейдем к сути.

— В одном из своих недавних интервью, Вы как-то упомянули, что в текущем году погодные аномалии, точнее, климатические аномалии, наблюдались десятки раз. Это что, природа пошла «в разнос», и впору говорить о катастрофах, или журналисты сгущают краски?

— Вот именно. Давайте не будем сгущать краски, а говорить предметно. В 2012 году в Украине было побито более 20 температурных рекордов, что свидетельствует о том, что климат меняется быстрыми темпами. Причины этих изменений активно изучаются учеными во всем мире, и мы не будем сейчас обсуждать полученные результаты — они широко известны, и точка зрения подавляющего большинства исследователей изложена в докладах Межправительственной группы по изменениям климата. Сегодня гораздо более актуальным является разговор об адаптации человека и созданной им техносферы к тем изменениям климата, которые происходят. Поэтому сейчас во всем мире интенсивно развиваются исследования, которые, во-первых, оценивают риски, связанные с климатическими изменениями (да, именно климатические риски, — такое понятие уже введено в оборот), а во-вторых, разрабатываются программы, которые бы позволили уменьшить уязвимость общества в результате проявления тех или иных климатических событий — как фактора реализации рисков.

— О каких рисках Вы говорите?

— Давайте начнем с самого главного — с рисков для человека. Возрастание количества и ужесточение характера стихийных гидрометеорологических явлений, с которыми связаны изменения климата (наводнения, шквалы, смерчи, град, ураганы, проливные дожди и т. д.) несет прямую угрозу жизни и здоровью человека. Кстати, статистика несчастных случаев, связанных с этими причинами, указывает на рост таких случаев, потому что сама частота стихийных бедствий возрастает. Последнее — вполне объяснимо: когда система выведена из состояния равновесия, естественно, что частота стихийных явлений увеличивается. Второе, с чем мы сталкиваемся, помимо наводнений и ураганов, это так называемые волны жаркой погоды. Есть оценки Европейского Союза и Соединенных Штатов — оценки того, к чему могут привести, и к чему приводят эти волны жаркой погоды. Европейский Союз по своим размерам, по числу населения примерно равен Соединенным Штатам, и характерно, что в указанных оценках одни и те же цифры фигурируют. О чем говорят эти цифры? Во второй половине XXI века количество смертей, обусловленных волнами жаркой погоды, будет составлять от 100 до 150 тысяч в год. Это — то, чем будет платить Евросоюз и Соединенные Штаты за изменение климата, причем это касается только волн жаркой погоды. По Украине, по странам СНГ таких оценок еще не сделано — работа в этом направлении только ведется, хотя и весьма интенсивно, а явления волн жаркой погоды уже налицо — мы с ними сталкивались особенно ощутимо и в прошлом году, и в нынешнем (я уже не говорю об иссушающем лете в России в 2010 году, когда шла речь о локальной катастрофе в Центральных областях).

Другие климатические риски связаны с различными отраслями народного хозяйства. В нашем университете эти исследования ведутся на протяжении последних 10 лет, результаты этих исследований были обобщены в монографии «Оценка влияния климатических изменений на отрасли экономики Украины», которая вышла в конце прошлого года. Что нас интересует прежде всего? Естественно, это риски, связанные с ведением сельского хозяйства, прежде всего, на Юге Украины. Сельское хозяйство, как никакая другая отрасль человеческой деятельности, зависит от погодных условий. Если в прошлом году мы говорили о рекордном урожае, то в этом году он составил лишь 30 процентов прошлогоднего. К сожалению, расчеты показывают, что после периода некоторого роста урожайности на Юге Украины, наступает период спада, и это связано с тем, что у нас растет степень засушливости.

— Это серьезная угроза для будущего?

— Скажем так: из полуувлажненного климата, в условиях которого мы все еще живем сегодня, во второй половине XXI века мы перейдем к полупустынному климату на Юге Украины. Этот факт очевиден, научно обоснован, и при такой «перспективе», нужно начинать менять структуру сельского хозяйства как на Юге в целом, так и в рамках Одесской области, в частности. Это — задача очень серьезная и труд очень кропотливый, рассчитанный на десятилетия, поэтому приступать к этому нужно уже сейчас. Тем более, что нам придется менять исторически сложившуюся структуру сельского хозяйства, менять сорта культур, заниматься новой агрокультурой, одновременно четко осознавая тот факт, что амплитуда урожайности тоже будет возрастать — я имею в виду то, что разница между максимально урожайными годами и минимально урожайными будет существенно возрастать.

— Иными словами, высокоурожайный год — перестанет быть поводом для радости, потому что вслед за ним наступит неурожай?

— Не так буквально, но в целом, да. Поэтому нужно делать стратегические запасы продовольствия на более длительный срок, чем сейчас, и делать такие запасы в куда более широком ассортименте. Думается, что продавать зерно станет просто небезопасно для национальных интересов государства, если продавать его так, как это у нас нередко делалось в последние годы — продавали чуть ли не все, а потом приходилось закупать втридорога (если помните, пару лет назад мы закупали зерно в Казахстане). Подчеркиваю, стабильность урожаев падает, и эта тенденция необратима, что достаточно ясно показали последние два года: резкие перепады.

— Какие отрасли хозяйства нуждаются в первоочередном внимании государства, вслед за сельским хозяйством?

— Вторым главным направлением я бы назвал жилищно-коммунальный сектор, который тоже требует существенных изменений. Во-первых, это связано с тем, что меняется структура отопительного сезона — он сокращается, причем достаточно существенно. С одной стороны расходы на энергию снижаются, но с другой стороны растут расходы на охлаждение. Из предмета роскоши кондиционер давно стал предметом первой необходимости. Скажем так, 20 – 25 лет назад кондиционер в офисе или квартире был достаточно экзотической вещью, в которой не очень-то и нуждались. Теперь без этого просто нельзя, а наши электрические сети не рассчитаны, например, на те пиковые нагрузки, которые они испытывали этим летом. Иными словами, структура потребления электроэнергии меняется на глазах, а коммунальные системы за этим просто не поспевают. Пришло время менять и строительные нормы. Сейчас уже нельзя строить и жилые дома, и общественные здания без систем кондиционирования. Например, даже в учебном корпусе нашего университета при его строительстве в середине 80 – х годов прошлого века общей системы кондиционирования не было предусмотрено. Сегодня любые здания должны проектироваться и возводиться только с учетом данного фактора, как это делается во многих странах, прежде всего, в южных. Естественно, должны изменяться и другие строительные нормы, но я сейчас не буду в них углубляться — это уже строительная климатология, которая представляет собой самостоятельную науку.

Третье — должна меняться система ливневой канализации. Структура осадков уже меняется. Летом увеличивается суточная интенсивность осадков, то есть осадки становятся менее продолжительными, но более интенсивными. Если условно говорить, мы стали наблюдать в наших широтах просто-таки тропические ливни. Например, система ливневой канализации, которая была рассчитана на одновременный поток воды в 10 тыс. кубических метров, сейчас не в состоянии принять 20 тысяч кубических метров, поэтому затапливает улицы, дома. И говорить о том, что кто-то в этом виноват — нелепо. Ливневая канализация априори не была рассчитано на те погодные явления, с которыми мы столкнулись сегодня. Вот причина тех затоплений, которые мы наблюдали, в том числе, и в нашем городе этим летом. Я вам приведу такой пример условно, естественно. Была малая речка. Она, в связи с засушливостью климата, о котором мы говорили, пересохла. Естественно, что там — плодородная земля и там — более увлажненная земля. Люди стремятся поселиться как можно ближе к руслу этой высохшей реки, застраивают ее. А затем происходит тропический ливень. В это русло, естественно, стекает вода со всей округи, и вода поднимается на 2 – 3 метра. В лучшем случае вода подтопит дома, но никто не застрахован от худшего варианта развития событий, когда бурный поток снесет все дома и постройки. Теперь, в том числе, и при планировании развития территорий, рассчитывать нужно по худшему варианту развития событий. Тогда, как минимум, мы сможем обеспечить какую-то страховку от рисков.

— А не грозит ли нам вообще высыхание рек и ручьев?

— Отвечу так: по всем расчетам во второй половине XXI века водные ресурсы катастрофически уменьшаются. Сток рек на Юге Украины падает на 40 – 50 процентов. Сейчас он уже невысокий, а к этому прибавьте еще 40 – 50 процентов падения стоков. В этой ситуации перспективы гидроэлектростанций становятся просто плачевными. Значит, нам придется менять и структуру энергетики, то есть, выработки энергии. Выработка ее на гидроэлектростанциях будет уменьшаться, следовательно, это направление уже бесперспективно, и электроэнергия должна восполняться за счет других источников, например, солнечных станций.

Следующий очевидный момент — эти обстоятельства неизбежно негативно отразятся на ресурсах питьевой воды. Когда уменьшается водный сток, а объемы сточных вод, напротив, не уменьшаются, а растут, то концентрация грязи и вредных веществ в речной воде будет резко возрастать. Следовательно, системы очистки воды также должны претерпеть существенные изменения. А у нас какая система очистки воды на Днестре? Очень простой ответ: если раньше днестровская вода была первого класса, сейчас — уже третьего. Таким образом, очищенную днестровскую воду, полученную из водопроводного крана, нам приходится кипятить.

С моей точки зрения (я неоднократно об этом публично заявлял, в том числе, и в СМИ), даже при принятии региональной Программы по питьевой воде в Одесской области, была допущена ошибка. Основные средства предполагается вкладывать в водопроводы, а нужно их вкладывать в системы местной очистки и развивать подземное водопользование. Пусть там даже соленая вода идет, но если есть система очистки, то и этой водой можно будет пользоваться. Современные системы очистки позволяют очистить любую воду — даже морскую воду делают питьевой. На мой взгляд, подземные источники, особенно на юге Одесской области, должны быть использованы только для питьевых целей — ни в коем случае нельзя их использовать для промышленных целей, иначе мы истощим запасы подземных вод, и наши дети получат от нас в наследство неутолимую жажду. Я уже не говорю о том, что сейчас в мире всерьез рассматривают сценарии климатических войн, и в первую очередь войн за воду. Не буду вдаваться в подробности — это совсем другая тема, но сбрасывать со счетов возможные угрозы и риски в не таком уж далеком будущем просто нельзя.

Вот — проблемы адаптации к климатическим изменениям. Чем вызваны климатические изменения — это уже нужно оставлять ученым, пусть они выясняют.

— Как я понимаю, это — отдельная тема…

— Да, это действительно так, и она заслуживает отдельного разговора.

— Тогда ловлю Вас на слове и предлагаю отдельное интервью на данную тему.

— Не возражаю.

      Час Пик, 10.09.2012

Самые тёплые места

Сейчас В России В мире
  • Благовещенск
  • Сергеевка
  • Свободный
  • Шимановск
  • Мазаново
  • 29.6
  • 29.6
  • 29.3
  • 28.9
  • 28.7

Подробнее...
  • ??????
  • ???????
  • ????
  • Ejido Nuevo Le?n
  • ??????
  • 40.3
  • 37.0
  • 36.8
  • 36.4
  • 36.3

Подробнее...

Самые холодные места

Сейчас В России В мире
  • Остров Хейса
  • Остров Голомянный
  • Остров Визе
  • Остров Врангеля
  • Баренцбург
  • -0.7
  • 0.1
  • 1.2
  • 1.3
  • 1.4

Подробнее...
  • Davis/AWS
  • Nunarsuit
  • Dome C II
  • Dome Plateau Eagle
  • Maota Int Airport
  • -67.5
  • -59.8
  • -58.3
  • -47.2
  • -40.0

Подробнее...

Обратная связь

Рекомендуем посетить

Уличная купель с подогревом
Внешняя система подогрева. Без дров. Готовые и на заказ. Доставка и монтаж
qupel.ru

Apl go
Все цены на рюкзаки Go Go здесь
mos-tentorium.ru

Строительные леса фасадные
Продажа строительного оборудования
bydyemrazom.com.ua